Zurück
Vor

КНИГА ЙЕОШУА С КОММЕНТАРИЯМИ РАШИ И АБРАВАНЭЛЯ

Hersteller Jewish Book

Artikel-Nr.: SW10218

 

Lieferzeit ca. 5 Tage

27,00 € *
 
Dieser Artikel steht derzeit nicht zur Verfügung!
 
 
 

Produktinformationen "КНИГА ЙЕОШУА С КОММЕНТАРИЯМИ РАШИ И АБРАВАНЭЛЯ"

Год издания: 2011
Cтраниц: 328
ISBN: 978-965-7412-33-6
Вес: 0.61 kgs 
Переводчик: Гурфинкель, Фрима
Язык: Русский, Иврит
Обложка: твердая
Формат: 16x3x22

В Трактате Недарим [326] мудрецы учили, что, если бы не грехи, сыны Исраэля получили бы только пять Книг Торы и Книгу Йеошуа ввиду достоинства земли Исраэля. Они составляют как бы "Шестикнижие". Все Книги Пророков главным образом обличают в грехах, и только Книга Йеошуа при отсутствии грехов своего значения не лишается.

В отличие от других Книг первых Пророков Книга Йеошуа посвящена одному поколению. Это сыновья вышедших из Мицраима, которые завоевали землю Исраэля и вступили во владение ею. Об этом поколении сказано: "И служил Ис-раэль Господу во все дни Йеошуа и во все дни старейшин, дливших дни после Йеошуа и знавших все Господне деяние, что Он содеял для Исраэля" [24, 31]. В Книге сообщается лишь об одном грехе, совершенном отдельным человеком, Аханом, и об одном необоснованном подозрении в грехе. В этом отношении Книга Йеошуа не имеет себе подобных среди всех Книг ТаНаХа. Поколение, беззаветно служившее Господу, удостоилось исполнения обещанного народу в Торе: "Не пало ничего из всего речения доброго, что Господь изрек дому Исраэля, - все сбылось" [21, 43].

Тесно связанная с Пятикнижием, Книга Йеошуа представляет собой логическое завершение его многочисленных смысловых линий, формально открывая собой Книги первых Пророков.

Образ Йеошуа, преданного ученика, сподвижника и служителя Моше, знакомый нам по Пятикнижию, по воле и велению Превечного выдвигается на передний план. Йеошуа во многом напоминает и многим отличается от своего учителя, удивительным образом дополняя его и завершая его миссию: великий ученик завершает начатое великим учителем.

Раби Шеломо Ицхаки (1040- 1105)

Является самым известным толкователем Талмуда и ТаНаХа, основоположником французской школы экзегезы. С ним связаны многочисленные легенды, но до нас дошли лишь отдельные достоверные биографические сведения. Известно, что он учился в знаменитых ешивах Германии, в Майнце и Вормсе, а по возвращении во Францию создал собственную ешиву, которая вскоре стала главной в Западной Европе и привлекала к себе многочисленных учеников из разных мест еврейской диаспоры.

В своем толковании РаШИ соединяет глубокие и всесторонние знания письменной и устной Торы с талантом точного и лаконичного изложения. Он обладает удивительной способностью внести ясность во все требующее разъяснения. РаШИ ставит перед собой цель истолковать ТаНаХ на уровне прямого толкования (пешата) с использованием таких мидрашей, которые разрешают так называемые трудности в стихах и выясняют их смысл в стройной последовательности и взаимосвязи текста. По его мнению, стихи не лишаются прямого смысла и там, где аллегоричность и образность очевидны. Редким исключением из этого правила является толкование к "Песни песней", где прямое толкование уводит от понимания истинного смысла.

РаШИ исходит из того, что вся письменная и устная Тора представляет собой единое целое. При этом первая служит отправной точной для второй, а вторая, в свою очередь, является ключом к пониманию первой в ее смысловом единстве. В качестве важного инструмента толкования РаШИ использует знание грамматики языка иврит, являясь последователем грамматической школы Менахема бен-Серука и Дунаша бен-Лабрата, живших в 10-ом веке в Испании. Он сформулировал немало правил языка иврит, уточнил значение многих синонимов, указал на отличие языка Талмуда от языка Мишны, но при этом, толкуя слова ТаНаХа, он нередко исходил из языка мудрецов. В некоторых случаях РаШИ ссылается на реалии современной ему жизни, как, например, чеканка монет, гравировка по камню, изготовление стекла, охота на птиц, военное искусство и т. п. РаШИ сам не составил словарь, как это сделал, например, РаДаК, но его толкования содержат в себе весьма полный словарь языка Писания. Нередко для уточнения он пользуется арамейскими переводами Ункелуса и Ионатана. Около тысячи слов в ТаНаХе он истолковал посредством перевода на французский язык.

В отличие от представителей испанской школы экзегезы РаШИ не занимался философскими проблемами, поскольку на евреев Германии и северной Франции в тот период философия влияния не имела. Он, как правило, не выясняет смысл заповедей, не дает оценки поступкам, описанным в ТаНаХе, а также не уточняет хронологию ТаНаХа.

Известно, что до конца своих дней РаШИ пересматривал, исправлял и дополнял свои толкования. По свидетельству его внука РаШбаМа, незадолго до своей смерти РаШИ говорил ему о том, что, будь у него время, он предложил бы другие толкования согласно прямому смыслу, который заново открывается ежедневно.

Большая часть его толкований, в особенности к Торе, основана на высказываниях мудрецов, а меньшая часть посвящена лингвистическому исследованию. Нужно отметить, что РаШИ творчески подходит к богатому материалу из Талмуда и из сборников мидрашей. Из разнообразных источников он выбирает такие мидраши, которые служат ключом к пониманию письменной Торы и отвечают на вопросы, возникающие при углубленном чтении. Он обрабатывает материал, сокращает или расширяет его, иногда соединяет несколько источников, чтобы достичь предельной ясности. При этом его толкование отличается единством стиля и ни в коей мере не представляет собой набор разнородных цитат.

Толкование РаШИ оказало влияние на все последующие поколения. С одиннадцатого века и до наших дней невозможно представить себе изучение Торы без РаШИ. Немало великих знатоков Торы в своих толкованиях опираются на РаШИ, порою вступая с ним в дискуссию, как делает это, например, РаМбаН. Известны сотни толкований к толкованию РаШИ, и среди них ставшие классическими книги Маарала из Праги и раби Элийау Мизрахи, которые посвящены исследованию глубинного содержания и методологии этого неповторимого труда. РаШИ истолковал почти весь ТаНаХ. Его толкование к Торе распространялось в рукописном виде, а затем стало первой книгой на иврите, которая была издана типографским способом. Начиная с 17-ого века оно переведено на немецкий, английский и французский языки.

Толкование РаШИ к Талмуду не имеет себе равных ни среди предшественников, ни среди последователей. Оно основано на многовековой традиции толкования, которую РаШИ усвоил от своих учителей и которую он подытожил и обобщил. Печатные издания Талмуда неизменно выходят с толкованием РаШИ. Начиная с тринадцатого века его принимают во внимание все толкователи Талмуда. Толкование РаШИ к Талмуду закладывает прочный методологический фундамент для изучения вопроса в глубину на его месте и в ширину всего трактата. Подобным же образом его подход к изучению письменной Торы требует истолкования конкретного места в непрерывной последовательности всего ТаНаХа. Особенность толкования РаШИ состоит в возможности его применения на разных уровнях: чем выше уровень ученика, тем большую пользу он может извлечь, и тем лучше он может оценить достоинство толкования и величие его автора.

Дон Ицхак Абраванэль (1437-1508)

Принадлежит к числу последних толкователей средневековья и первых толкователей эпохи Ренессанса. Он родился в Португалии, жил в Испании и покинул ее в 1492 году вместе с другими испанскими изгнанниками. Философ и государственный деятель, дон Ицхак Абраванэль заслужил признание в качестве толкователя ТаНаХа. Его многоплановые толкования-исследования Пятикнижия, Книг первых и последних Пророков и Книги Даниэля переиздавались многократно. Большинство из этих трудов в переводе на латинский язык оказало влияние на христианскую экзегезу. Они носят энциклопедический характер и содержат обзор толкований предшественников. В предисловиях к Книгам первых Пророков автор одним из первых рассматривает литературоведческие вопросы относительно составителей Книг и причин их написания. Он предлагает смысловое деление каждой из Книг на главы в отличие от деления, ранее введенного первопечатниками. Каждую из глав он предваряет перечнем вопросов, которые в нашем издании опущены или включены в текст толкования.

Дон Ицхак Абраванэль получил всестороннее образование, как традиционное еврейское, включая философию и экзегезу, так и общее классическое. Он занимался торговлей и государственной деятельностью, а после смерти отца занял его место при дворе короля Португалии. Период благополучия для дона Ицхака Абраванэля завершился с восхождением на престол Хуана II, который желал стать абсолютным монархом. Волнения знати были жестоко подавлены, и дон Ицхак, заподозренный в участии в заговоре, вынужден был покинуть Португалию в 1483 году и был заочно приговорен к смертной казни. В постигшей его беде дон Ицхак увидел наказание за то, что напрасно тратил время и силы на службе у короля. Чтобы искупить вину, он решил остаток своих
дней посвятить Торе и прежде всего истолковать Книги первых Пророков, которым большинство толкователей внимания не уделяли, а ему опыт государственной деятельности помогал осмыслить их по-новому. В течение полугода дон Ицхак Абраванэль работал над толкованиями к Книгам Иеошуа, Судей и Шемуэля. Дальнейшая работа была прервана в 1484 году приглашением служить при испанском дворе Фернанда и Изабеллы. Когда был издан указ об изгнании евреев Испании и все попытки его отменить оказались безрезультатными, дон Ицхак Абраванэль добрался морским путем до Неаполя, где он служил при дворе до завоевания Неаполя французами. Дом дона Ицхака был разграблен, уничтожена библиотека, вывезенная им из Испании. После освобождения королевства от завоевателей он вновь возвращается туда и продолжает работу над толкованиями, а также пишет труды, посвященные Избавлению, в которых он представляет события своих дней в качестве мук перед приходом Машиаха. Свои религиозно-философские взгляды он изложил в толковании к "Море н'вухим" РаМбаМа. По просьбе своего сына Йосефа он обосновался в Венеции, где вновь занялся государственной деятельностью, вел переговоры с Португалией о заключении торгового договора между двумя странами. В этот период он завершает толкование к Книге Ирмеяу, Книге малых Пророков и к Пятикнижию.

В доне Ицхаке Абраванэле удивительным образом просвещенный рационализм уживался со склонностью к сверхъестественному. Он стремился постичь основы бытия при посредстве разума и ждал, когда рука Господня обнаружит себя в истории Его народа. Он нередко испытывал угрызения совести, оттого что служит королям вместо того, чтобы служить исключительно Пресвятому, Царю над царями, и все же неоднократно возвращался к общественной и государственной деятельности. Разностороннее образование, богатый жизненный опыт и, разумеется, искренняя вера и верность своему народу формировали воззрения дона Ицхака Абраванэля на государственную власть, его представления о Б-ге и человеке, о народе Исраэля, его изгнании и избавлении.

 

Weiterführende Links zu "КНИГА ЙЕОШУА С КОММЕНТАРИЯМИ РАШИ И АБРАВАНЭЛЯ"

Weitere Artikel von Jewish Book
 

Hersteller-Beschreibung "Jewish Book"

Beschreibung

 

Kundenbewertungen für "КНИГА ЙЕОШУА С КОММЕНТАРИЯМИ РАШИ И АБРАВАНЭЛЯ"

 
Bewertungen werden nach Überprüfung freigeschaltet.

Bewertung schreiben

 
 
 
 
 
 
 

Die mit einem * markierten Felder sind Pflichtfelder.

 
 
 
 

Zuletzt angesehen